Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

Станислав Сенькин

Заспиртованный Сын

В белой, как сахар палате
Я вижу солнца клубы.
На заспиртованной вате
Капает время с губы.

Солнце кидает свой мячик
На лакированный пол.
Бегает солнечный мальчик,
Будто гоняя в футбол.

От привозных аллегорий
Катятся в пропасть умы.
Сладко дымит крематорий
Прошлой суровой зимы.

Смотрят погибшие в вечность,
Взяв только в память куски.
Ты вспоминаешь конечность
Прежде умелой руки.

Льется малиновой кашей
Солнца нектар мимо штор.
Пахнет обычной парашей
В окна распахнутый двор.

Это весенние братья
Пели с берез и осин…
----------------------------
В белой, как сахар палате

Дедка

Гуляет летний, теплый ветер:
Зимой, конечно, он грубей!
Стряхнул с шиповника, как пепел,
Таких же сизых голубей.

Вокзал. Потёртые ступени.
Следы на кожице песка.
И я увидел на коленях
Печальный образ старика.

Да нет, не образ… Точно – старче!
Коробка. Строгое – Подай!
Куда тут громче, как тут ярче!
А я – страна не пропадай!

Мараю грешные бумаги,
Беру, когда рубли дают…
И вроде даже для дворняги
Теперь есть пища и приют.

Да нет, прокол! Судьба – не случай!
А может чей – то недогляд?
-Старик, вставай!
Тот глазки пучит,
Они запыленно глядят…

Пасека Реинкарнаций

В светлой рубашечке новой
Я собираюсь пожить.
Прошлою жизнью кленовой
Я не умел дорожить.

Самое главное – Вера,
Дальше Надежда Любви.
Осень кленовой холерой
Лето мое разорви!

Грустно печального тешить
Красным накалом словца.
Осень кленовую вешать
Будут на жилах творца.

Жирною кровью тягучей
Смело, раскрашен восток.
Веря в судьбу, веря в случай,
Я сделал первый глоток.

Звякают грозно стаканы,
Льет дождевая вода.
Серых столбов тараканы
Держат усов провода.

Хмурится небо седое,
Солнце взошло в дефицит.
Тело мое молодое,
Взрослых очей антрацит.

Мертвая Рыба

Опять луна смеялась надо мной…
Такое чувство – этот город помер.
Так звезды сыпью катятся чумной.
А на плече тату гниет весной:
Мой эксклюзивный инвентарный номер.

Ползет, смеясь за дальний перевал,
Качая шторы, будто крылья птички.
Ты ждешь меня, но я тебя не звал…
Идешь ко мне, но ты уже не ждешь…
Меланхолия – все твои привычки.

На черной розе красное вино,
А на шипах вкус крови неизбежен.
Луна плюет в открытое окно…
На улицах ни Мао, ни Махно…
Мой город мертв, мой город безутешен!

Мы проживем с тобой не раз «На Бис»,
А позже… Это все же будет позже…

Поганая Звезда

Уже пора! Уже и ночь в зените,
Но от бессонницы не скрыться никуда…
Гудят, точнее ноют провода,
Горит опять Поганая звезда
На синем, звездном, продувном граните.

Звенят звонки, в палатах мерный храп.
Еще хрустят костяшки мал – помалу.
Прибилось тело лаской к одеялу.
Уже пора! Но ночь меня проспала,
И я один ей непокорный раб.

В глазах твоих лазоревый рассвет,
А на моих закат и даже пуще.
Гадай на них, как на кофейной гуще,
Целуй их жгуче, больно и зовуще.
Тебя здесь нет в сиянии комет.

В стекло сочит Поганая звезда
Отраву золотую слишком вязко.
Немного швов, крахмальная повязка.
Уже пора, но далека развязка…

Кольца

Тронули тонкие пальцы
Желтую пряжку кольца…
Жизнь продолжается дольше:
Нет ни начал, ни конца.

Тени и славное лето
Ходят по синим лесам.
Жизнь начинается где – то,
В ней нет конца чудесам.

Если сегодня ты плачешь,
Завтра смеяться пора!
Зря ты колечко не прячешь,
Гонишь чужих со двора.

Смотришь на дождик, судачишь…
Будто бы ждешь, но, увы!
Может, порою поплачешь,
Локон, качнув головы.

Позже на это крылечко
Выйдет другой в вечеру.
Прячь золотое колечко,
Память развей на ветру.

Что нам с нее – только муки!
В сердце разорванный след.
Трогают тонкие руки

Ночные Вихри

Когда казалось, стихли
Все голоса земные,
В лесах летают вихри
Зеленые ночные.

Туман крадется сладкий,
Укутано все дымкой,
А серенькие лапки
Бегут своей тропинкой.

Качается на злате
Осиновая грива.
В березовом ухвате
Луна висит тоскливо.

Следы сиамских кошек
В созвездьях тонут вечных.
Летит ночной горошек
От звезд упавших вечных.

Когда казалось, стихли
Все голоса земные,
В лесах летают вихри
Зеленые ночные…
 

Стихотворение Которое Опоздало

Сложив гвоздики, стоя на колене…
-----------------------------------------------
Летит зардевший с высоты кленовый лист.
На пьедестале смотрит вдаль почтенный Ленин,
Я пред ним, я пионер и активист.

Худая грудь окидана значками,
Слепая гордость зреет за папаш.
Попробуй – ка пожить там со сверчками,
Где на разливе крохотный шалаш!

На молоке замешаны чернила
И этот текст проявится в веках.
Вы помните, как сам Твардовский мило
Его любил всем сердцем печника?

Так пролетарии сбивались в плотный веник,
Так колосилась рожь и шла гурьба…
------------------------------------------
Сложив гвоздики, стоя на колене…

Опять - Таки Снег

Вот опять – таки снег…В этой теплой каморке
Убаюкался сон. Мгла на веретено.
Я смотрю на тебя… Сквозь вечайшие створки.
Это только сейчас… Это было давно.

Неизвестный парфюм. Трепет местных нотаций…
А нас можно винить за «стихийную» муть!..
Слишком длинных ресниц, плеск коротких оваций…
Переходим на «ты», расставаясь чуть – чуть…

Все другое – потом… Вечность съест мои кости.
Будут книги желтеть в плотных стопках чтеца.
Вот, опять - таки снег… Ты, зашедшая в гости…
В этой теплой каморке с видом на небеса.

Я вспугнул прежних муз… И они мотыльками

Черный Вторник

Поставив будильник на полночь,
Я молча курил у окна.
Веселая «скорая помощь»,
Обычный диагноз – Весна!
Ползли по коре «тараканы»
В свой тихий усатый Раёк…
Звенели пустые стаканы,
Засох весь недельный паек.
Хотелось уйти осторожно,
Заткнув амбразуру врага.
И чувствовал я, невозможно
Дожить до крестин четверга.
Кончался медлительный вторник…
Кипел моросительный дождь.
Ходил омерзительный дворник,
И жил нескончаемый Вождь.
Прошла культивация мая,
На первое сам был пьяней…
И грустно до кухни хромая,
Забыл даже вспомнить о Ней.

Шептали весны листоплеты,
В окно, развернув роты дуль.

Без Сигары, Таксы и Газеты

Под ногою щелкнул майский жук.
Меленькое, хиленькое лето…
Я опять по улице брожу,
Без сигары, таксы и газеты.

Парки пахнут молодым вином.
Чувство, что приходит чувство музы.
Высь перевернулась кверху дном,
Там плывут небесные медузы.

Нежный ветер, молодой побег.
Все теплу своею верой внемлют.
Я пришел сюда, как человек,
Чтоб опять вернуться в эту землю…
 

Без Повода

Ночь. Стихи. Чужая книжка.
Монитор. Полночный пост.
Сдохла черненькая «мышка»,
Оборвав свой длинный хвост.

Все поэты не святые.
Развели костер – гори!
Забывая запятые,
Вбить занозами зари.

Обойдя клавиатуру,
Жмет поэзия души.
Замарав макулатуру,
Завелись карандаши…

У стишков своя порука,
Свой незыблемый исток.
Для стихов не нужно звука,
Только сердце, да листок…

И один читатель верный,
Без рецензий и гвоздей…
Даже если безразмерный
Стих, без стержня и идей…

Без классической подводки,
Без бикфордова шнура.
Лишь бы нам хватило водки,

Дым Столбом

В последней пачке пара сигарет…
Я отравился ядерным грибом.
Твоя ладонь в моей, как пистолет…
Окно изжарил солнечный омлет.
Лишь дым столбом на небе голубом.

Вновь на тебе сочувственная маска…
Я безразлично чавкаю слова.
Вонючая строительная краска…
Обветрилась на блюдечке колбаска.
Лишь дым столбом, где веет синева.

Вот осень… Дорог солнца каравай…
Стекло в бетонной комнате завяло.
А ты слова из нас не вырывай!
И раньше смерти нас не зарывай
В больничное седое одеяло.

Рисуй собак на бешеной цепи,
Им заостряй пронзительные зубки.
Ляг на плече, красивая, и спи…

Вшивая Поэма

Небо скатертью… Ветер ищи!
Травы слепы и немы.
Чудо слова, как клещи
Вшивой твоей поэмы.

Дождь моросил, а вокруг ни зонта:
Славненькая погодка.
Смылась улыбочка рта…
Смылась и глаз «переводка».

Отвышивали дожди камыши,
Выпили росы птахи.
Дождь причитал, а вокруг ни души…
Славные наши страхи.

Ну, а потом глубоко и легко
Солнце воткнуло сучья…
Тот, кто присыпался вечным песком,
Вышептал: «Жить лучше!»
 

Акварельные Барашки

Из зеленой акварели
Подпирают небо ели…
Мир формата А4,
Детский почерк… Кисть в мундире…

Пестрой вьюгой Мать - и – Мачех
Лето на полянах плачет.
Иван-Чай у палисада…
Серый крестик, да, ограда…

Акварельные пейзажи…
Змей воздушный и бумажный.
Акварельные портреты…
Лица вычурного цвета.

Белый ствол, березы чахнут…
Столб раскосый телеграфный…
Выше галочка вороны.
Полосатые перроны…

Капля крови в нижней части…
Горизонт… Уходит Счастье…
Дождь, смывая, месит краски…
Что ни день, то вера в сказки.