Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

Сологуб и его время

по материалам VIСологубовских чтений

Некоторые места в России настолько связаны с именами писателей, что являются неотъемлемой частью их жизни, их творчества: Лермонтов и Пятигорск, Л. Толстой и Ясная поляна, Ф. Достоевский и Старая Русса. Нашли ли отражение Крестцы в литературе? Этот вопрос многих возможно приведёт в недоумение, и большинство скажут что «нет». И всё же такое изображение есть и относится оно к первой половине 80-х годов XIX столетия.

В сентябре 1882 г. ученики Крестецкого городского 3-х классного училища познакомились с новым учителем математики Фёдором Кузьмичом Тетерниковым «Сологубом». Он приехал сюда из Петербурга после окончания Учительского института и с первого дня горячо взялся за дело «сеять разумное и доброе». Впрочем, планы и стремления молодого наставника часто встречали непониманием и равнодушием.

В Крестцы Фёдор Кузьмич приехал в августе 1882 года. Крестцы в то время по его рассказам представляли «подлинный тип медвежьего угла, где из каждого дома было видно поле или лес. В тёмные вечера здесь ходили по улицам с собственными фонарями, рискуя утонуть в непролазной грязи, а колбасу и консервы лавочники получали один раз в год». Прямо скажу, в этом рассказе неприглядность Крестец сильно преувеличена. Наш городок по этому рассказу напоминает поселение где-то в далёкой Сибири или даже на Крайнем Севере. Но это же совершенно не так. Ведь Крестцы находились на Екатерининском тракте, так что Крестецкий житель при желании мог видеть людей из столиц (Санкт Петербурга и Москвы) каждый день. Да и сами жители благодаря ямской гоньбе часто могли бывать в столицах.

Очень верное замечание Сологуба «что в Крестцах из каждого дома видны окраины города, поля и лес». Действительно в те времена Крестцы были очень маленькими. Основанный в последней четверти XVIII века как уездный город, Крестцы имели чётко установленные границы, которые были обозначены рвом и валами. Они проходили по улицам Западной (ныне Саши Бородулина) и Южной.

Эти сооружения исчезли только в начале XX в., а местные жители ещё в 1920-х годах говорили: «Пошёл за вал», хотя таковых уже не было. Подразумевалось только место. Сразу же за валами начинались поля и лес.

В августе 1883 г. Фёдор Кузьмич Сологуб написал стихотворение «Лес».
***
Лес, озарённый луною,
Ждёт не дождётся чудес.
Тени плывут над рекою.
Звёзды сияют с небес.
 
В поле, в одежде туманной,
Ходит неведомый сон.
В сон, непонятный и странный,
Лес, как душа, погружён
                                        19 августа 1883
 
Что же представляли из себя Крестцы во времена Сологуба? Это был небольшой провинциальный городок с населением чуть больше 3000 человек. Жителей обслуживали хлебники, портные, сапожники, кузнецы, кожевники и другие ремесленники.
 
Самым распространённым занятием женщин не только в ближайших деревнях, но и в самом городе была строчевая вышивка. Горожанки обрабатывали также лён, шерсть, ткали холсты.
В городе долгое время не было по существу никакой промышленности. Вот и приходилось многим горожанам вести полусельский образ жизни - обрабатывать земельные участки, содержать скот.
Лишь в 60-70е годы XIX века появляются мелкие предприятия. Кроме возникших ещё в конце XVIII века кирпичного завода и мукомольной мельницы, а также пущенной позднее лесопилки, работавшей на местные нужды, стали действовать ещё несколько заводов с общей численностью работающих 30 человек.
В 1880-е годы начал давать продукцию (на 3 тыс. рублей в год) кожевенный завод купцов Мосягиных. И всё же к 1884 г. Крестцы по развитию промышленности не смогли подняться среди уездных городов губернии выше восьмого места.
Торговля в городе была весьма бойкой. Лавки торговали бакалеей, мануфактурными товарами, обувью, всякой снедью. Ежегодно в сентябре проводилась Никитская ярмарка. Заезжие купцы торговали сукнами, шёлковыми и хлопчатобумажными тканями, фарфоровой и стеклянной посудой, игрушками. Местные крестьяне предлагали кожи, холст, телеги, сани, овёс, сено. Выносили свои изделия и ремесленники.
Первая библиотека в Крестцах (земская) появилась в городе в 1881 году. В неё записалось лишь 57 человек; за пользование книгами надо было платить.
В 1867 году был открыт Летний сад - любимое место отдыха горожан.
Облик Крестец конца XIX века весьма колоритно рисует одна из корреспонденций в «Вестнике Новгородского земства»: «Летом в городе на улицах глухая тишина, нарушается разве стуком экипажей проезжающих по казённой надобности чиновников, несколькими пешеходами по Московской улице да бродящими по площади табунами коров и лошадей».
Улицы, кроме Московской, были не мощеные, без тротуаров. Четыре керосинокалильных фонаря на чугунных столбах на всю главную улицу да по обычному фонарю у каждой лавки - вот и всё освещение.
Вот в таком провинциальном городке и прошли три года жизни Фёдора Кузьмича Сологуба. Крестецкий период занимает особое место в его жизни. Эти три года были первыми на его поприще учителя. В эти годы он много работал и как начинающий поэт и писатель, собирал «заготовки», которые потом превращал в художественные вещи.
К Крестецкому периоду относятся и первые его публикации. Он много писал стихов, рассылал их по журналам, но их не печатали. Только в 1884 году ему удалось опубликовать стихотворение «Лисица и ёж» в детском журнале «Весна».
Жизнь в Крестцах оказала глубокое, даже определяющее влияние на творчество Ф. Сологуба. В какой-то степени Крестцы и его обитатели нашли отражение в романе «Мелкий бес». И всё же более точно, жизнь в Крестцах показана в романе Ф. Сологуба «Тяжёлые сны».
В романе узнаваемы Крестцы, места, где действовали герои. Автор описывает улицы, дома обывателей, их занятия, реку (он называет её не Холова, а Мгла), острог (тюрьму), Летний сад. Ф. Сологуб описывает и объекты, которые сейчас не существуют.
Например, валы по границе города, где любили гулять крестецкие жители.
В одном из главных героев романа Мотовилове легко узнаётся предводитель крестецкого уездного дворянства В.П. Розенберг и всё его семейство. Розенберги в Крестцах появились в 1857-58 годах. Первым из них был Василий Петрович. Выйдя в отставку с военной службы, он сначала оказался в Новгороде, а затем в Крестцах. Здесь в 1859 году его избрали предводителем уездного дворянства, и на этой должности с некоторыми перерывами он пробыл около 40 лет. Александр Петрович Розенберг также был активным деятелем в Крестцах. Он был членом Крестецкой земской управы, земским начальником, мировым посредником, мировым судьёй. Третий брат - Фёдор Петрович был членом земского управления. Братья Розенберги и их потомки были богаты: владели землями, имениями, от которых имели доходы. Розенберги вносили свой вклад в благотворительность в Крестцах, были попечителями учебных заведений. Кроме того у них проходили благотворительные вечера, театральные представления, сборы от которых шли на помощь бедным. До сих пор в Крестцах напротив Летнего сада стоит каменный двухэтажный дом баронов Розенбергов (ныне здание суда). В саду, позади этого дома «под старыми липами» по воле писателя и произошло убийство Мотовилова.
По роду своей деятельности Фёдору Кузьмичу приходилось общаться со многими крестецкими жителями: чиновниками, мещанами, коллегами, родителями учеников. Не у всех из них он находил поддержку и понимание. В марте 1884 г. он написал стихотворение «Ручей».
 
***
Спасибо, милый мой ручей!
Ко мне один ты ласков был, -
Ты в зной холодною водой
Меня, скитальца, напоил.
 
Полдневной жаждой утомлён,
Я рад был шуму светлых струй,
И думы скорбные прогнал
Твой тихоструйный поцелуй.
                                        13 марта 1884
 
Первые впечатления от школы у Сологуба - это прежде всего исключительная бедность многих подопечных. Некоторые ученики были постоянно голодны, кое-кто из них не мог ходить на уроки из-за отсутствия обуви. Из записок Фёдора Кузьмича: «Ерушковский - ученик 2 класса бегает из дома босиком в небольшие морозы».
Молодой учитель много и плодотворно работал. Обнаружив слабую подготовку учеников, он перестраивал учебный процесс, организовывал дополнительные занятия, заботился о поступлении новых учебников, писал статьи о своем опыте в журнал «Русский народный учитель». Даже после того как он покинул Крестцы, Сологуб продолжал следить за судьбой своих учеников и по возможности помогал им.
В Крестцах в конце XIX века по архивным данным существовали несколько учебных заведений. Крестецкое городское училище основано в 1820 г. 21 августа, помещалось в каменном 2-х этажном доме по ул. Рахинская (Краснова). Дом принадлежал церковнослужителям Крестецкого Екатерининского собора. Училище занимало дом по найму с платой 650 рублей в год. При училище имелось фундаментальная и ученическая библиотеки. В фундаментальной библиотеке насчитывалось более 2600 томов. На средства училища был завезён физический кабинет, который пополняется ежегодно на сумму 100 рублей и более. На содержание училища поступали средства:
1. Из Государственного казначейства 3290 р. 60 к.;
2. От городского общества 437 р. 50 к.;
3. От земства 212 р. 50 к.;
4. Взносы почётного смотрителя 100 р.;
5. Сборы за учение 180 р.
    Итого 4220 р. 60 к.
При училище существовала переплётная мастерская, в которой работали
12 учеников, разделяясь на 2 смены по 6 в каждую. Плата за обучение составляла
2 руб. в год.
В 1878 году в Крестцах была открыта прогимназия, которая получила название Александровской (в честь Александра I). В ней учились 5 лет, и после окончания выпускники могли стать сельскими учителями. Находилась гимназия на ул. Телеграфной (ныне улица Васильчикова).
При Екатерининском соборе и Свято Троицкой церкви имелись церковно-приходские школы.
Фёдор Кузьмич Сологуб вынужденно оставил Крестцы летом 1885 года и перевёлся учителем в город Великие Луки. Он порвал всякие отношения с Крестцами. Похоже, что он здесь не оставил друзей своего круга. Но в душе он возможно иногда и вспоминал наш небольшой городок.
***
Вечереет. Смотри:
Там, на серых домах,
Алый отблеск зари,
Там, на белых стенах,
Нашей церкви, как чист
Нежно-алый отлив!
Воздух тих и душист,
И горит каждый лист
У берёз и у ив!
Светло-розовый блеск
По реке разлился,
А в воде что за плеск
У ребят поднялся!
За рекою песок
Жёлтой лентой лежит,
И сосновый лесок
Ясным светом облит.
Укрываясь в тень
От вечерних лучей,
Едет русская лень
На тележке своей.
Пыльный столб за рекой
По дороге ямской
Сизой тучкой встаёт
И за клячею в лес
Свой летучий навес,
Колыхаясь, несёт.
 
Свечерело. Смотри,
Как с последним лучом
Догоревшей зари
Всё бледнеет кругом.
                            27 мая 1889
]]>]]>