Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

Работа Федора Сологуба на стыке искусств: создание киносценариев

Кинематограф появился в России в 1896 г., с первым фильмом Л. Люмьера, но еще долгое время вниманию публики предлагались иностранные фильмы, причем они зачастую оставались бессюжетными. Русское кино, как и кино, которое было бы снято по литературному произведению, возникло позже. Один из первых опытов в этом роде - фильм 1911 г. «Роман с контрабасом». Федор Сологуб быстро перенял форму киносценария и стал использовать ее в переработках текста своих произведений. В целом, жанровые трансформации произведений были характерны для творческого метода писателя. Так, он создал сценическую версию романа «Мелкий бес», некоторые фрагменты романа «Творимая легенда» публиковал как рассказы и др. С развитием искусства кино возможности переработок текста увеличились.

В архиве Ф. Сологуба, в Пушкинском Доме, хранятся киносценарии повести «Барышня Лиза» и романа «Заклинательница змей». Оба текста подвергались жанровым трансформациям, киносценарий был одним из этапов смены жанра произведения.

В первой части доклада рассмотрим пьесу «Барышня Лиза», которая несколько раз перерабатывалась писателем. Первоначально произведение представляло собой пьесу «Барышня Лиза» в стихах. Очевидны несколько основных литературных стилизаций в тексте пьесы, в основном под литературу первой половины 19 века - того периода, о котором идет речь в произведении. Главный герой, молодой человек, Алексей, выступает с прогрессивными идеями, пьесе присущ нравоучительный тон, дано осуждение крепостного права; эти и некоторые другие признаки позволяют говорить о стилизации под произведения классицизма, в частности Д. Фонвизина. При этом происходит смещение ролей: Алексей, не делающий ничего для крепостных, которых он защищает в своих патетических речах, изображен иронично. Герой, который должен бы быть отрицательным, представитель старого строя, Отец, умен и прав по-своему, его мнение показано сочувственно. Для Ф. Сологуба характерно такое смещение акцентов, ироническое прочтение наоборот текста великого предшественника . Финал, в котором счастливо плачут вместе главные герои, а также имя Лиза, напоминают о сентиментализме. Спор старого (окружения главной героини, да и самой героини в начале пьесы) и нового (одинокого главного героя), данный в стихотворной форме, побуждает вспомнить о комедии А. Грибоедова «Горе от ума». Название произведения, некоторые цитаты (например, «Мы-то сами ничем не блестим»3) указывают на связь с творчеством А. Пушкина, что подтверждает и эпиграф к повести из А. Пушкина.

Следующий этап работы с текстом представлен машинописью с правкой. Писатель поменял название произведения на «Узор из роз», сместив акценты. Центральной темой стал узор из роз - вышивка, созданная главной героиней за три года, которая символизирует ее преображение из бесчувственной к нуждам крепостных госпожи в милостивую, а также годы воспоминаний об утерянной любви и пр. Появилось и уточнение жанра, это драма. Федор Сологуб изменил имена персонажей. Вместо обозначений родства (Отец, Мать) или должности (Предводитель дворянства) стали использоваться фамилии. Главный герой тоже назван по фамилии, Львицын, а не Алексей, как в рукописи. Не изменилось имя главной героини. Произведение постепенно увеличивалось в объеме, появлялись новые персонажи, ремарки (в рукописи ремарок не было, текст состоял только из диалогов).

Следующее качественное изменение связано с преобразованием драмы «Узор из роз» из стихотворной формы в прозаическую. История текста другого произведения Ф. Сологуба, поэмы «Одиночество», демонстрирует обратный процесс трансформации прозаического текста в стихотворный. При работе над «Узором из роз» было использовано три основных способа переписывания поэтического текста прозой:

1)    Соединение текста в одну строку без изменений.
2)    При соединении текста в одну строку писатель добавлял или менял некоторые слова и их положение, чтобы сбить ритм.
3)    В случае, когда изменениям подвергалась большая часть текста, писатель записывал тот же отрывок прозой на полях или на обороте предыдущего отрывку листа, но опорные для смысла слова оставались те же.
Тот же текст был преобразован в киносценарий. Искусство кино только появлялось в России, выработанных правил оформления сценариев не было, Ф. Сологуб вывел свои принципы расположения текста. Текст разбит на 2 столбца, в левом - титры, появляющиеся на экране (представление персонажей, диалоги), в правом - картины и части картин. В обоих столбцах идет нумерация значимых отрывков текста. В конце части писатель подводил итог:
Конец четвертой части. 15 текста, 27 картин, 21 часть картин, всего 63.6
Такой же итог подводился в конце всей кинодрамы. Смена картин происходила при смене места действия, части картин могли обозначать смену плана, перевод камеры с одного участвующего в действии персонажа на другого. Таким образом, писатель старался учитывать особенности кинематографа, работы с камерой и выводимым на экран текстом, сделать свой сценарий удобным для оператора и режиссера. Ценными являются его заметки к постановке, предшествующие началу действия. Это не только обычные для драматического произведения ремарки (автор сообщает, когда происходят события, дает описание действующих лиц), но и специфические, связанные с новым типом работы. Ф. Сологуб перечислил вещи, которые надо показать, чтобы подчеркнуть свойственное изображенному в произведении периоду развитие материальной культуры, описал особенности почерка Алексиса и Лизы, поскольку предполагалось продемонстрировать их письма друг другу. Самое ценное замечание Ф. Сологуба предвосхитило использовавшийся в более поздней кинематографии прием, так что приведу его полностью: «В четвертой части желательно показать ослабление зрения в натруженных работою Лизиных глазах. Для этого, мне кажется, пейзаж следует снимать не в фокусе, чтобы очертания предметов были расплывчаты. Что эта расплывчатость очертаний зависит не от случайностей съемки и не от ненастной погоды, может быть подчеркнуто отчетливым тем же пейзажем до появления Лизы». Таким образом, писатель не только уделял особое внимание зрительным образам, деталям реквизита, но и пояснял, как должен работать оператор.
 
Название фильма Федор Сологуб предложил оформить как страницу книги в старой орфографии «Барышня Лиза. Повесть». Писатель вернулся к первоначальному названию произведения, вновь сделав акцент на образе главной героини. По сравнению с драмой «Узор из роз», сокращено количество действующих персонажей, диалогов. Все же остались не совсем удобные для съемки в немом кино описания чувств, мыслей, диалоги, не вынесенные в титры. Это можно объяснить отсутствием опыта работы писателя в жанре кинодрамы и фактическим отсутствием опыта российских кинопроизводителей еще не выработавших, удобные для съемок и обязательные для авторов формы представления текста.
Другой тип произведения представляет собой «Заклинательница змей». Пьеса «Барышня Лиза», а затем драма «Узор из роз» были насыщены диалогами, ремарки появлялись в тексте постепенно. «Заклинательница змей» тяготеет к прозе с первого этапа.
 
Сначала произведение носило название «Заклинания» и было драмой . Затем Ф. Сологуб изменил название на «Заклинательница змей». Название больше не менялось.
В драме стоит отметить малое количество диалогов, увеличенные ремарки, некоторые детали которых едва ли можно изобразить на сцене, например:
«Когда он говорит тихо, то слышится, как будто по саду проносится с низким гудением большой [ше] шмель. Тихий голос БАШАРОВА похож на потрескивание сухих хворостинок»9
или:
«На [них] \всех троих/ светлые, чистые юбки и блузки; их загорелые лица веселы, голые до локтя руки сильны и красивы, босые ноги ступают легко и свободно, загорелые и запыленные, - и этот дышащий здоровьем загар резко, но очень мило оттеняется светлыми тонами юбок и блузок».
Наибольший интерес представляют наброски к драме, по которым можно проследить способ создания текста. Писатель перечислил героев с их характеристиками и некоторыми линиями сюжета, с ними связанными, причем герои названы не по имени, а по их профессии или родственным отношениям, например:
[1] Фабрикант. Собственник во всем, — фабрика, жена, семья. Чувственник. Ревнует жену. Сам изменяет. Любовницы из фабричных. Сад и оранжерея. Обходится 15 000. Выручает 5000. Бахвальство и скаредность.
Затем Ф. Сологуб подобрал имена персонажам, поставив на полях справа начальную букву фамилии или имени так, чтобы буквы не совпадали. После автор выписал в ряд все начальные буквы в том порядке, как они шли в списке персонажей, в следующей строке - те же буквы по алфавиту. Далее он выписывал возможные сочетания букв. Эти сочетания обозначают отношения между персонажами, некоторые отношения были раскрыты, например:
АБ. Абакумов и Башаров. Сочувствие. Ученые разговоры. Башаров подозревает А. Недоверие.
Так была построена схема действующих лиц и отношений между ними. Схема сюжета записывалась одно - двусложными предложениями, разделенными римскими числами на части, например:
Взрыв гнева. Бешенство Веры.
Убивает Шубникова.
Смерть Горелова.
Пожар фабрики.13
Из этих двух схем складывался текст, сначала драма, затем кинодрама, и, наконец, роман. Действие драмы обрывается в первой части всего произведения, киносценарий же доводит развитие сюжета до конца. В единице хранения с киносценарием есть лист с набросками последней части, видно, что работа по дописыванию текста велась в период создания кинодрамы. Роман значительно более детализирован, в нем появились новые персонажи, повороты сюжета, что позволяет точно выстроить последовательность оформления произведения в разные жанры. В таком случае история текста предстает как постепенное усиление повествовательного начала и сокращение диалогов, а киносценарий - переходный этап между пьесой и крупным прозаическим жанром.
Легкость смены жанров в поисках наиболее адекватной формы произведения и даже его издание в разных жанрах является характерной чертой творческого метода Ф. Сологуба, последовательно использовавшего все возможности текста, в том числе и самые современные. Несмотря на то, что искусство кино только зарождалось, у Ф. Сологуба оно вызывало большой интерес, он включил кинодрамы в общую систему работы с текстом.
________________________________
1 Впервые:
2 Впервые:
РО ИРЛИ. Ф. 289. Он. I. Ед. хр. 183-184. В ед. хр. 183 материалы расположены хаотически, но их можно выстроить в хронологической последовательности, если обратить внимание на полноту текста и учесть, была ли внесена правка предыдущей стадии работы.
4 можно дать ссылку на мою статью в варшавском сборнике, когда он выйдет.
5 РО ИРЛИ. Ф. 289. Ом. 1. Ед. хр. 183. Л. 424. Неточная цитата из романа в стихах Л.С. Пушкина«Евгений Онегин».
6 РО ИРЛИ. Ф. 289. Он. 1. Ед. хр. 184. Л. 62.
7 РО ИРЛИ. Ф. 289. Он. 1. Ед. хр. I 84. Л. 2. РО ИРЛИ. Ф. 289. Оп. 1. Ед. хр. 191. Материалы расположены в единице хранения хаотично, мы попытались выстроить их в хронологической последовательности.
9РОИРЛИ.Ф. 289. Оп. 1. Ед. р.191. Лл. 3-4.
10 Там же. Л. II.
11 Там же. Л. 60.
12.Там же. Л. 62 об.
13.Там же. Л. 59 об.
 
 
Сысоева Анастасия Владимировна
 – аспирантка Санкт-Петербургского
педагогического института

по материалам VI Сологубовских чтений

 

 

 

]]>]]>