Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

Никитская ярмарка

М.М. Васильев

НОВГОРОДСКИЕ ЯРМАРКИ
Из цикла «Новгородский праздничный календарь»
 
Ещё в начале прошлого века ярмарки были привычным атрибутом жизни многих городов и деревень. Так, в «Статистических сведениях о Новгородской губернии» 1866 года говорится о 103 значительных городских и сельских ярмарках, а «Памятная книжка Новгородской губернии» на 1871 год сообщает о 111 ярмарках. В начале XX века согласно «Спискам населенных мест Новгородской губернии» в городах насчитывалось 272, а в сельской местности — 403 ярмарки.
Ярмарки были не только элементом экономической жизни региона, но и являлись частью традиционной культуры в целом. Это отчётливо прослеживается, к примеру, в слиянии ярмарок с праздничным календарем, о чем наглядно свидетельствуют уже сами названия ярмарок: Рождественская, Крещенская, Благовещенская, Троицкая, Петровская, Ильинская, Спасская (Преображенская), Успенская, Никольская...
Культура ярмарки ценна как своеобразный исторический источник, позволяющий более полно осмыслить культурные процессы, происходящие в России. Культуротворческая сторона ярмарки сохраняет свою непреходящую ценность и сегодня — для создания полнокровной современной праздничной обрядности, обогащающей наш досуг. Ярким подтверждением этого является работа по возрождению новгородского праздничного календаря, проводимая областным Домом народного творчества совместно с районными отделами культуры в течение 15 лет. В результате этой работы получили второе рождение ярмарки в Крестцах, Старой Руссе, Малой Вишере, Окуловке, Чудове и ряде других мест.
Возрождение такого яркого и сложного элемента культуры как ярмарка предполагает как можно более полное изучение всех её составляющих. И здесь обращение к литературе зачастую не приносит ощутимых результатов, поскольку обычно публикации содержат информацию лишь о времени проведения и экономической стороне ярмарки и не рассказывают об увеселительной, праздничной её части. В связи с этим основными материалами для воссоздания ярмарки становятся результаты опросов старожилов, полученные в этнографических экспедициях.
Публикация предлагает вниманию читателей описания Никитской ярмарки в Крестцах и Крещенской, Петровской и Сборной ярмарок в Старой Руссе, которые были составлены автором по экспедиционным материалам в рамках программы возрождения новгородской праздничной культуры.
Никитская ярмарка
Издавна наиболее крупным событием года в Крестцах была Никитская ярмарка (Никитская ярмонка» или просто «Никитская»). Она начиналась 28 сентября (по новому стилю) и продолжалась около двух недель, заканчиваясь 10—14 октября, к Покрову. Свое название ярмарка получила в связи с отмечавшимся в её начале днём памяти святого великомученика Никиты. История почитания этого святого жителями города Крестцы уходит, по меньшей мере, в XVIII век. Она была связана, вероятно, с существованием в то время в Крестцах церкви, посвященной Никите-великомученику. Никитинская церковь располагалась на берегу реки Холовы в месте соединения Ямской Слободы и Московской улиц (старожилы сейчас помнят лишь то, что здесь раньше стоял крест, а само место называлось — «ко Хресту»). Никитинская церковь сгорела в 1803 году и не была возобновлена, вероятно, в связи с возведением к этому времени в центре города другого храма — Екатерининского собора, построенного в 1777 году по указу Екатерины II «по случаю» получения Крестцами статуса города. Проведение ярмарки осенью не было случайно. В это время у крестьян заканчивались полевые работы, и жители всех окрестных деревень съезжались и сходились на ярмарку. «И стар, и млад целую неделю праздновали», — вспоминают старожилы. Кроме местных торговцев и купцов, на Никитскую ярмарку приезжали купцы из Новгорода, Старой Руссы, Валдая, Тихвина, Торжка, Ржева...
Неделя перед ярмаркой была «подготовительной»: в это время завозили товары, строили «ларьки», увеселительные аттракционы. Завозимые товары хранились в специальных амбарах, число их доходило до 60, и располагались они «улицей» (она так и называлась – «Амбарная»). Часть «лавок» и «ларьков» была постоянной: в них торговали местные купцы и торговцы. Остальные торговые места сооружались из досок на время ярмарки, а потом разбирались.
Местом проведения ярмарки были Соборная площадь — площадь около Екатерининского собора (теперь — Дома культуры) и Московская улица. Слева и справа от Собора располагался «базар», действовавший, правда, не с таким размахом и в обычные базарные дни. Пространство слева от Собора было занято различными лавками и ларьками: подальше, напротив современной больницы, стояли «мясные» ряды (в первой трети XX века — два ряда ларьков»); вдоль дороги, от современной автостанции до начала Московской, торговали мануфактурой, галантереей, сладостями — конфетами, пряниками и др., игрушками и т. п.
В 1910—1920-е годы мануфактурой, по словам старожилов, часто торговали «татары», игрушками, в том числе из бумаги — «китайцы». «Мясные» ряды представляли собой довольно крупные лавки с крышами размером около 4x4 м, «мануфактурный» и «галантерейный» ряды — длинные столы без навесов.
На этой же стороне, около современной автостанции, стояли сенные весы — высокое сооружение из вертикально вкопанных столбов с привязанными внизу на цепях двумя брёвнами (длиной около 4 м). Старожилы вспоминают: «...их роскинут — сани въезжают (брёвна подводят под сани — М.В.) и вешают».
Напротив Собора - рядом с «галантерейным» рядом — стояла каменная часовня, внутри которой помещалась большая икона с горящей перед ней лампадой. За дорогой, справа от Собора, тоже располагались ларьки, большинство из них строились специально для ярмарки, и производилась торговля с возов. Здесь продавали «всё, что душе угодно»: купцы торговали сукном, шёлковыми, бумажными и другими тканями, кожаными изделиями, стеклянной и фарфоровой посудой. Окрестные крестьяне привозили сено, дрова, торговали выделанными кожами, колёсами, телегами, санями, дугами, дёгтем, бондарными изделиями, лаптями и т.п. Цыгане и «барышники» продавали и меняли лошадей... Из Старой Руссы привозили яблоки — их продавали сразу с возов. Много яблок поступало и из Крестецкого уезда: «с именья Чаменского, деревень Воробьево, Тимофеево… Вокруг Борка сады были». Приезжие купцы привозили даже арбузы, виноград...
Накануне открытия ярмарки — в субботу — к родственникам и знакомым в Крестцы начинали съезжаться гости. Девушки на выданье привозили с собой целый «узел» нарядов: на ярмарке происходил своеобразный «смотр» невест.
В Екатерининском соборе в воскресный день совершалась праздничная служба. Кроме того, в XIX веке при «благоприятной» погоде устраивался Крестный ход «в кладбищенскую церковь». По сути, это был ритуальный обход всего города: вначале шли «ко Хресту», затем обходили Летний Сад, шли мимо полей (в каждом из них служили молебен) — к кладбищу. После кладбища шли на «Солдатскую гору» и, наконец, по шоссейной дороге возвращались в Собор. В XX веке традиция «обхода» города на Никиту-великомученика затухает (она «переходит» на Духов день).
После церковной службы начиналось гуляние: вся площадь и Московская улица заполнялись празднично одетым народом. «Даже улицу не перейти!» — говорят старожилы. Начинался обход базара, у одних с целью приобретения какого-либо товара, у других — особенно детей и молодежи — просто посмотреть товары, людей, себя показать. Пресытившись базаром, переходили к «увеселительным» аттракционам, сопровождавшим ярмарку.
 Увеселительные аттракционы размещались с северной и северо-западной стороны от Собора (сейчас - сквер у Дома культуры). Постоянным атрибутом ярмарки была, прежде всего, карусель. Карусель была разборной. В Крестцы её привозили по железной дороге, а к месту — на лошадях. Во время «подготовительной» недели карусель собирали и устанавливали на Соборной площади. Остов и крыша («шатёр») карусели обтягивались разноцветной (красной, белой и др.) материей. По краю помоста устанавливались несколько пар «лошадок» и «саней», на которых и усаживались катающиеся. Карусель приводилась в движение мускульной силой: часто — местными парнями или подростками, забиравшимися внутрь по специальной лестнице. За это они могли бесплатно прокатиться на ней. Во время движения внутри карусели раздавалась музыка. Рядом с каруселью (на длину вытянутой руки) устанавливалась жердь, на которую подвешивалось на бечёвке кольцо диаметром около 10—15 сантиметров, которое старались «выхватить» катающиеся. В случае успеха, катающийся имел право на бесплатное катание в следующем «круге».
Другими увеселительными аттракционами были зверинец, а также различные цирковые представления. Первоначально они представляли собой разрозненные выступления. Так, зверей (медведя, верблюда, собачек, обезьян и др.) размещали в помещениях пожарного депо. Там же, во дворе устраивали и цирковые представления. Очень интересно выглядел и момент прибытия зверей в город, когда их проводили по Ямской, по сторонам окруженных толпами любопытных. Среди особо популярных номеров были выступления свиньи, гуся и собаки, в которых высмеивалось «правительство», выступления собачек, исполняющих танцы и изображающих пьяных. – «Лежит..., а как скажут — „Милиционер!" - так они и соскочут — стряхнутся», — вспоминают старожилы. Помимо выступлений в пожарном депо, медведя и обезьянок водили по ярмарке, где они продолжали потешать зрителей: наряженные «в платьица и переднички» обезьянки выделывали разные фигуры, медведь показывал («хозяин» давал ему бутылку) — «кто как пьёт»... Среди артистов большую популярность имели клоуны. Иногда ими были карлики. «Выступали как артисты карлики», — вспоминают некоторые старожилы.
Обязательным «увеселительным» элементом ярмарки было выступление «силачей». Вначале они происходили во дворе за пожарным депо. Среди демонстрируемых ими номеров: забивание гвоздей кулаками, разбивание кирпичей, выступления с гирями и др. В качестве коронного номера программы демонстрировали переезд человека автомобилем: на грудь исполнителю клали специальный помост — и через него переезжал автомобиль (единственный автомобиль во всей крестецкой округе — принадлежал эстонцу Лукасу).Часть представлений проводилась в «палатке», «балагане» на Соборной площади. Это было довольно солидное сооружение из тёса («длинное такое, с дом... человек, наверно, на 50»). На передней части этой «палатки» - над входом — делали специальный помост. На него выходили двое артистов (один большой, другой маленький) — Поташ (Пат) и Поташонок. Они разыгрывали различные весёлые сценки («чудили»). У них были «сделаны» большие брови, а лица «раскрашены»... В одной из сцен у Поташонка на лбу вырастали большие рога («выпускал роги»), а его напарник в это время кричал: «Давай! Давай!»… Таким образом, они зазывали в «палатку» публику, где проходило представление. На этом представлении один из запомнившихся зрителям персонажей (Петрушка (?)) «был без рук», и в разыгрываемых сценах дрался («шил») ногами, «а если кто хотел пройти, он ему как даст головой!».
На последнем этапе существования ярмарки, в конце 1920 — начале 1930-х годов, все цирковые представления - дрессированные животные, клоунада, акробатика и др – сосредотачивались в одном сооружении (цирке Шапито), размещавшемся на Соборной площади. Изнутри цирк освещался керосиновыми лампами. По воскресным Дням здесь проводилось по 3 выступления два дневных - для детей (плата составляла 5 копеек) и одно вечером - для взрослых.
Помимо различных цирковых и «балаганных» представлений на Никитской ярмарке очень часто присутствовала фигура шарманщика – «предсказателя судьбы». Инструментарий для гаданий у него состоял из: повешенного на шею ящика со множеством отделений — ящичков, из которых доставал ту или иную записку помощник — обезьянка или попугай. Кроме того, шарманщик ходил и по всем Крестцам (правда, уже без ящика для гаданий) - играл на шарманке под окнами домов.
Непременно на ярмарке проводилась и своеобразная вещевая лотерея. На Соборной площади устанавливался круглый «стол» с закреплённой в центре подвижной стрелкой. По краю стола были набит ряд шпеньков с повешенными на них номерками. Желающие попытать своё счастье платили небольшую сумму хозяину аттракциона, а его помощник — обезьянка — толкала стрелку. В зависимости от номера, где останавливалась стрелка, следовал выигрыш (обычно игрушки, конфеты и т. п.) или проигрыш.
Наибольшего размаха гуляния достигали в первые два дня: в воскресенье и понедельник. В эти дни не работали, и веселье продолжалось целый день с утра до вечера. Затем приступали к своим обычным работам, и лишь к вечеру шли «гулять» (особенно молодежь) на ярмарку. Помимо гостивших у своих родственников и знакомых, парни и девушки из окрестных деревень очень часто посещали Никитскую ярмарку «одним днём»: приходили после обеда, а возвращались домой вечером (порою на расстояние 10—15 километров от Крестец). Это создавало постоянно обновляемый поток ярмарочного веселья на протяжении всех двух недель.
К Покрову (14 октября по новому стилю) Никитская ярмарка заканчивалась… Часть торговцев, увеселительные аттракционы переезжали на следующую ярмарку — Покровскую - в село Зайцево...
]]>]]>