Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

Ироническое переосмысление образов мировой литературы в романе Федора Сологуба «Королева Ортруда» (второй части трилогии «Творимая легенда»)

V Сологубовские чтения

 А.В. Сысоева – аспирантка Санкт-Петербургского
         педагогического университета им.А.И.Герцена.
 
Роман Федора Сологуба «Творимая легенда» (1907-1914 гг.) состоит из трех частей, для каждой из которых характерны специфические жанровые и структурные особенности. Самая объемная вторая часть трилогии, роман «Королева Ортруда», обладает всеми признаками самостоятельного художественного целого: в произведении идет речь о жизни королевы от рождения до смерти; события совершаются на новом, по сравнению с первой частью, пространстве; связи с другими частями трилогии ограничены и не являются необходимыми составляющими текста.
Действие романа происходит на территории вымышленного государства Соединенные Острова. Острова противопоставлены пространству первой части трилогии, романа «Капли крови», современной автору России. Россия изображена сатирически; это страна, где творчество не возможно. Можно предположить, что Острова представляют собой Золотой век Европы, о чем говорят следующие признаки: теплый климат, античные одежды женщин, идеал свободной и красивой личности; в этом мифологическом времени легко творятся легенды (в основном жителями Островов, например, о фее лазурного грота, о белом короле; это же пространство должно стать основой для сотворения новой легенды главным героем трилогии, что заявлено в названии всего произведения).
Имена героев в творчестве Федора Сологуба обычно несут важную смысловую нагрузку. Так, в рассматриваемом произведении имя князя Эммануила Осиповича Давидова расшифровывают как отсылку к Иисусу Христу (Эммануил с древнееврейского «с нами Бог», Осипович – от Иосифович, Давидов – от царя Давида)[1]. Имена героев романа «Королева Ортруда» восходят в основном к именам персонажей европейской литературы, что вполне объяснимо в рамках противопоставления Россия – Соединенные Острова, если прочитать его как противопоставление Россия – Европа.
Рассмотрим происхождение имен двух главных персонажей романа, принца Танкреда и королевы Ортруды.
Образ принца Танкреда наиболее вероятно имеет источником персонаж поэмы Т. Тассо «Освобожденный Иерусалим», Танкреда Тарентского, одного из предводителей Первого крестового похода. В поэме Тассо предстает идеализированный образ рыцаря, в котором сочетаются вера, благородство, отвага и красота. Персонаж Федора Сологуба похож на героя поэмы Т. Тассо основными характеристиками: принц обладает прекрасной внешностью, является предводителем в сражении, его поддерживает церковь. При этом оценка действий героя меняется на противоположную, - отвага оказывается показной, верность церкви объясняется лишь политическим расчетом, благородное происхождение не мешает совершать бесчестные поступки и пр. Совпадают определенные эпизоды в развитии сюжета: Танкред Тарентский убил свою возлюбленную на поле битвы, узнав ее только перед ее смертью; принц Танкред отдал приказ о казни всех мятежников и проскакал мимо виселицы, на которой повесили его возлюбленную, сделав вид, что не заметил ее. Если в поэме Тассо данное испытание служит укреплению веры героя, перед смертью Клоринда становится христианкой, а убийство возлюбленной было роковой случайностью, то в романе Ф. Сологуба этот эпизод оказывается еще одним доказательством изменчивой натуры принца, который уже охладел к Альдонсе и, имея возможность ее спасти, не пожелал воспользоваться ею. В поэме Т. Тассо Танкред сражается за правое дело, в романе Федора Сологуба Танкред стоит во главе агрессивной и неправой стороны.
Федор Сологуб иронически переосмысляет образ, созданный его знаменитым предшественником. Возможность такого переосмысления заключается в том, что образ был явно идеализирован Т.Тассо. По свидетельствам историков, Танкред был драчлив и сладострастен[2], первая характеристика реализована в широких захватнических замыслах принца, вторая – в его многочисленных любовных похождениях.
В истории существовал еще один знаменитый Танкред, участвовавший в Третьем крестовом походе, его имя обычно связывают с политическими интригами, - он занял трон, не имея прав на престол; дворцовый переворот и присвоение себе королевской власти является целью персонажа Федора Сологуба, принца Танкреда. Имя Танкреда регулярно использовалось в предшествующей литературе, - в произведениях Д. Боккаччо, Вольтера и др.; стоит отметить роман Б. Дизраэли «Танкред, или Новый крестовый поход», насыщенный политическими намеками, что говорит о существовании устойчивой связи рассматриваемого имени и политических интриг.
Имя Танкред выбрано для персонажа неслучайно еще и потому, что оно связывает художественные миры первых двух частей трилогии. Георгий Победоносец является покровителем всех крестоносцев, в том числе Танкреда Тарентского, имя главного героя романа «Капли крови» - Георгий. В тексте романа постоянно намечаются связи между персонажами России и Островов, для пары Танкред - Триродов можно отметить следующее: оба используют противопоставление «Альдонса – Дульцинея» при характеристике своих возлюбленных; их объединяет мотив творческого преобразования жизни: Триродов говорит о творимой жизни, радуется творимой тайне[3], а Танкред находит счастье в «любви, творимой по воле»[4]; Танкред был в России, ему видится Россия.
Основным прототипом королевы Ортруды, главной героини второй части трилогии, является персонаж оперы Р. Вагнера; тексты некоторых опер Р. Вагнера хранились в библиотеке Федора Сологуба. В опере «Лоэнгрин» Ортруда предстает жестокой колдуньей, по вине которой совершаются многие несчастья. В образе королевы Ортруды, который на первый взгляд кажется идеализированным (просвещенная правительница, любящая свой народ, художница и скульптор, которая страдает от интриг принца Танкреда), можно отметить определенные черты сходства с героиней оперы Р. Вагнера. В первую очередь, это молитвы своим, нехристианским, богам. Героиня оперы – язычница, язычницей же считал королеву Ортруду ее паж. Королева совершала мистерии смерти; ночью, во время грозы поднималась возносить молитвы Люциферу на башню своего замка. Практически все персонажи романа, оказывавшиеся в близких отношениях с королевой Ортрудой, умирали.
Наиболее явно отрицательные черты персонажа проявлены в рассказе «Золото королевы», созданном на основании черновой машинописи рассматриваемого романа. В романе королева Ортруда представлена сочувственно, в рассказе королева жестока, именно она является виновницей несчастий, смерти возлюбленного, а не злой рок. В романе Ортруда страдает из-за смерти близких ей людей, она не желает их гибели, хотя и уверена в том, что они умрут. В рассказе изменены имена главных героев, королева Ортруда не называется по имени, сохраняется только титул, «королева». Так, персонаж теряет имя, вносящее дополнительный смысл в прочтение его поступков, но акцентируется именно та оценка поступков персонажа, которая предполагается именем.
Использование чужого слова является творческим принципом писателя. Отвечая на обвинения в плагиате Федор Сологуб писал своему постоянному критику, А.А. Измайлову: «Если бы я только тем и занимался, что переписывал бы из чужих книг, то и тогда мне не удалось бы стать плагиатором, и на все я накладывал бы печать своей достаточно-ясно выраженной личности»[5].
Федор Сологуб часто вводит возможность двойного прочтения в текст своих произведений. В рассмотренном случае для восприятия этого слоя текста необходимо наличие определенных знаний у читателя, но этими знаниями должен был располагать каждый образованный человек: и поэма Т. Тассо, и оперы Р. Вагнера были известны не только узкому кругу специалистов, так что подобное прочтение закладывалось автором. Использование имен известных литературных произведений, переосмысление текстов предшественников и внесение в свой текст смыслов, противоречащих друг другу, позволяет говорить о самоиронии. Писатель вступает в игру с традицией, с читателем, с собственным текстом.
 
 


[1] См. примечания к роману Сологуб, Ф. Творимая легенда. Ч. 1. М.: Художественная литература, 1991. – С. 486-487.
[2] См. примечание к поэме Тассо, Т. Освобожденный Иерусалим. СПб.: Наука, 2007. С. 623.
[3] Сологуб, Ф. Творимая легенда. Роман. Часть первая. Капли крови // Собрание сочинений / Ф. Сологуб. – Т. 18. – СПб.: Сирин, 1914. – С. 101, 107.
[4] Сологуб, Ф. Творимая легенда. Роман. Часть вторая. Королева Ортруда // Собрание сочинений / Ф. Сологуб. – Т. 19. – СПб.: Сирин, 1914. – С. 167.
[5] РО ИРЛИ. Ф. 289. Оп. 2. Ед.хр. 7. Л. 37 - 38. Письма были опубликованы и прокомментированы, см. Федор Сологуб и Ан. Н. Чеботаревская. Переписка с А.А. Измайловым. Публикация М.М. Павловой // Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского дома на 1995 год. – СПб.: Дмитрий Буланин, 1999. – С. 194-293.
А.В.Сысоева
]]>]]>