Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

Над пропастью войны

Меня ещё не было на свете, когда началась та страшная война под названием Великая Отечественная, приведшая ко многим миллионам жертв, последствия которой ощущаются до сего времени. Ветераны войны не любят рассказывать о пережитом, слишком тяжелы воспоминания. Из немногих воспоминаний отца мне запомнились те, что связаны с началом войны, тех роковых дней, когда с вероломством и коварством полчища фашистской армии обрушились на нашу страну.

О начале ВОВ написано много, и теперь многое прояснилось, но тогда трудно было предугадать, как будут развиваться события, и во многом предвоенная жизнь по инерции шла в привычном русле, тихо и безмятежно. Уже за два дня до начала войны немцы бомбили в районе Мурманска, но было приказано не отвечать на провокации и не объявлять об этом. Авиационный полк, в котором служил отец, располагался в Хибинских горах, в местечке под названием Африканда. В солнечное утро 22 июня 1941 года командный состав полка был срочно собран для важного сообщения. Едва командир вскрыл секретный пакет и объявил о начале войны, как в укрытие спустился часовой и доложил: «...там какие-то самолёты летят…». Всем стало понятно, что приближаются немецкие самолёты.

Со стороны солнца разворачивался строй мессершмиттов для атаки на аэродром. По приказу командира все бросились в укрытия. Вдоль взлётной полосы выстроенные самолёты без маскировки представляли собой удобную мишень. Крайним в строю был самолёт комиссара полка. Не теряя времени, отец вскочил в кабину стрелка-радиста, скинул чехлы пулемёта и открыл огонь, строй немецких самолётов рассыпался, и атака сорвалась. Внушительный отпор обескуражил немцев, они удалились, побросав бомбы и не причинив вреда нашим самолётам. От такой стрельбы стволы пулемёта раскалились и были заменены, а отец за свой отважный поступок был награждён орденом Красного Знамени. В книге И.Г. Иноземцева «В небе Заполярья и Карелии» это событие отмечено так: «...мужественной инициативно действовал техник коммунист Морозов. При налёте немецкой авиации на аэродром он занял кабину стрелка-радиста и вёл огонь по фашистским самолетам, мешая им снижаться и вести прицельное бомбометание и обстрел аэродрома. Вскоре по инициативе Морозова на стоянках были установлены пулёметы на турелях, и технический состав принимал участие в отражении налётов воздушного противника на наши аэродромы».

Первые дни войны были сопряже­ны с промахами в действиях нашей авиации, и отец был свидетелем печальной развязки одной истории, в которой трудно быть судьёй. После одного из боевых вылетов эскадрильи бомбардировщиков с передовых позиций сообщили, что их отбомбили наши самолёты. Вражеские позиции были рядом, и лётчики могли ошибиться. В штаб полка срочно был вызван командир эскадрильи, ему были предъявлены необоснованные обвинения в трусости. Он пытался объясниться, но, видимо, руководство не хотело принимать его мотиваций, обвинённый лётчик не снёс оскорблений, вышел из помещения, вынул наган и застрелился.

И ещё одно событие стало памятным. В один из налётов вражеской авиации на аэродром отец был на боевом посту за пулемётом в кабине стрелка-радиста своего бомбардировщика. По тревоге в небо были подняты эскадрильи истребителей, и на глазах у всего лётного состава разгорелось воздушное сражение. Один из наших истребителей попал под перекрёстный огонь и с повреждённым управлением стал снижаться. За ним погнались два немецких мессершмитта. Они уже чувствовали лёгкую добычу, но по первому ударил пулемёт отца - самолёт задымился, шедший за ним второй был не замечен и успел послать очередь. Контуженный и раненый многочисленными осколками отец был отправлен в госпиталь. Один из осколков так и остался в голове, его просто не обнаружили. С ним он прошёл всю войну, уже в конце жизни его обнаружили в результате рентгеновского обследования. А самолёт, который он сбил, нашли значительно позже. Об этом рассказали учащиеся школы-интерната, разместив материалы на стенде, посвящённом капитану авиации Георгию Ефимовичу Морозову, в музее «В небе Заполярья» города Апатиты.

На въезде в Крестцы рядом с автотрассой установлен памятник авиаторам Северо-Западного фронта. Памятник в виде самолёта уже послевоенного времени, но не это важно, главное в том, что память жива. И когда в День Победы школьники, участники митинга машут красными флажками, а с трассы проезжающие мимо водители автомашин сигналят в знак солидарности, то это память нашим авиаторам, ковавшим Победу.

 

В.Морозов.
(из воспоминаний отца)

14 марта 2013 года

]]>]]>