Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

В окружении лесов. Заготовка и использование древесины

Продолжение материала

На рубеже двадцатого столетия в пределах бывшей Новгородской губернии главной и наиболее развитой была лесная промышленность, которая опиралась на местное сырьё и использовала благоприятное транспортно-географическое положение между столицей и центрально-промышленным районом. Немаловажную роль играл и избыток дешёвой рабочей силы – крестьян, которых скудные почвы, низкие урожаи, длительный зимний период заставляли искать подсобные заработки. Основным отхожим промыслом новгородских крестьян стали исконные: рубка, возка, сплав леса. По традиции рубили лес в ноябре – декабре, вывозили на Рождество, а сплавляли по весне.

В то время в лесной промышленности было занято две трети всех рабочих губернии, а выпуск продукции составлял более половины производства крупной промышленности.

О существовании сезонности сельскохозяйственных работ и лесозаготовок на Новгородской земле указывается ещё в дозорной книге 1594-1595 годов по Шелонской пятине: «Летом пашут пашню и молотят хлеб и косят сено, а зимой помолотят хлеб и секут дрова».

Оплата за дрова проводилась с учётом породы в кубических саженях, а за брёвна поштучно без различия породы. Крестьяне из дальних деревень уходили на заготовки леса на несколько суток, для чего у берегов рек устраивали стены – шалаши. Придя в лес, рабочие делятся на группы по четыре – пять человек и каждой группе даётся определённый участок, который должен быть вырублен в определённый срок. Дрова заготавливаются из тонкомерных деревьев, которые срубаются топором. Со строевых брёвен для просушки кора удалялась, за исключением вершинной части. К строевому лесу относились только ель и сосна, которые подразделялись на шесть сортиментов в зависимости от размеров и части ствола.

К дровам относились все лиственные породы деревьев и хвойные, если деловая прямая часть дерева составляла менее 4,2 метра.

В отличие от многих других регионов, в Новгородской губернии преобладали частновладельческие леса, включившие лучшие лесные дачи. Площадь крестьянских лесов была близка к размерам частновладельческим, но семьдесят процентов их составляли малоценные заросли.

При проведении крестьянской реформы помещики в большинстве случаев лишали крестьян именно лесов.

Крупнейшим потребителем заготовленной деловой древесины и дров был Петербург, куда лес из Новгородской губернии поступал преимущественно водным путём по Волхову.

Усиленное потребление лесов вынудило правительство России издать в 1888 году лесоохранительный закон, но в Новгородской губернии ограничения коснулись лишь защитных лесов.

Слухи о предполагаемом применении закона ко всем частновладельческим лесам ускорили истребление лесов. Незаконные порубки в огромных объёмах совершались крестьянским населением губернии в условиях бесконтрольного, а зачастую и бессмысленного уничтожения лесов. Работникам лесного хозяйства, среди которых профессиональных и принципиальных лесоводов осталось немного, в этот трудный период приходилось вступать в многочисленные конфликты с «представителями народа».

Некоторые лесничие не выдерживали обид и оскорблений и вынуждены были оставить свои должности, а один из самых авторитетных лесоводов, видный учёный – лесничий соседнего Лисинского лесничества Д.М. Кравчинский в 1919 году застрелился.

В деревообработке Новгородской губернии основное место занимало лесопиление. Основная масса деревообрабатывающих предприятий размещалась в Заильменье, полосе, примыкающей к бывшей Николаевской железной дороге и по реке Мсте. Подавляющая часть лесопильных заводов располагалась в низовьях рек Ловати, Полисти, Полы.

С 1 октября 1929 года из всех лесозаготовительных организаций были организованы межрайонные леспромхозы. Они стали строить конно-ледяные дороги. Появились кадровые рабочие и собственные обозы лошадей. С 1931 года появились круглолежнёвые дороги.

М. Рогалева
По материалам http://библиотека-крестцы.рф

 

 

]]>]]>