Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

Доброе озеро 2 часть

И для полной достоверности будут названы имена и фамилии счастливчиков-первооткрывателей, уже давно заслуживших авторитет среди любителей рыбной ловли. Оказывается, что они уже месяц возят рыбу десятками килограммов. Главное – выбрать
хорошую погоду и прикормить место. Самое правильное начать ловлю на вечерней зорьке в пятницу или в субботу, чтобы вечером
следующего дня, не спеша, смакуя полученное удовольствие тронуться в обратный путь. Рыбалка с ночевкой – кульминация
долгих ожиданий, тренировки терпения.
Вот так мы, с моим десятилетним сыном Сашей «случайно» узнали, что озеро Белая Струга – с некоторых пор излюбленное место рыбной ловли уважаемых мастеров. Там ловится лещ, карась, окунь, линь, щука, плотва, густера… Оно по праву превратилось в базу отдыха для горожан, приезжающих к природе с добром и любовью. Полученный за выходные заряд энергии помогал всю неделю справляться с делами. До следующих выходных время пролетало быстро. И так повторялось все лето. Прикормленные места передавались друг другу по мере прибытия-убытия очередной компании. А компании были дружные и многочисленные. Порой в круг становились борт к борту десяток разношерстных, вернее разноцветных лодок. В основном это были надувные резиновые, изредка – деревянные, местных рыбаков.
С вечера пятницы и до вечера воскресения скопление людей, достающих из багажников машин снасти превращалось в рыболовное товарищество. От приезжающих требовалось соблюдать чистоту, тишину и не скупиться на сваренную заранее, по особому рецепту перловую кашу для прикормки.
Машины подкатывали бесшумно. Слышались приглушенные короткие разговоры, да знакомый всем шелест ножных полусфер-насосов. Помятая резина, вытащенная из чехлов и разложенная нужным способом на чистой земле, превращалась в двухместную, звенящую при ударе ладонью по борту, красавицу лодку – надежную и готовую скользить по водным просторам послушно, бесшумно, хотя и не очень быстро, но для работы в камышах или на расстоянии двухсот пятидесяти метров от берега, вполне пригодную и весьма удобную.
Мы прибыли на старенькой «пятерке» красного цвета и остановились под коренастыми соснами. Подышав немного сосновым ароматом, тонизирующим и настраивающим на активные действия, влились в коллектив рыболовов-лодочников на своей двухместной «Омеге-24». Ветерок, уставший за день, начинал дремать, и волны постепенно сглаживались, что было по душе нам –
поклонникам спокойной воды. Приличных размеров садок наполнялся рыбой. Погода радовала. Вечерний лов вселял надежду на то, что, переночевав на берегу, мы утром отведем души отменным клевом и запасемся рыбой, как никогда ранее.
Единственное, что в тот бархатный июльский вечер многим показалось непривычным, диссонансным общему настрою, привлекающим внимание, – это гулкий шум, исходивший от дюралевой лодки, маневрирующей неподалеку. Маневры казались излишними. Чего проще: стань рядом, опусти два якоря, брось веером перловку и лови на здоровье. Но шумная посудина упорно искала что-то свое, громыхая то слева, то справа, то удаляясь от нас к середине озера, то приближаясь на небольшое расстояние